Сколько можно мучиться по прошлому? Рассуждает Алина Фаркаш | статьи на game-ip

Мне кажется, что в нашей культуре как будто поощряются мучения. Как будто запрещается дамам находить новейшего счастья. FB VK OK Link FB VK OK Link

В один прекрасный момент, лет в шестнадцать я случаем оказалась в страшенном доме. Там все было пропитано гибелью. В этом доме погиб возлюбленный супруг, отец и кормилец семьи – и с того времени время как будто тормознуло. Седоватая дама, выглядящая на 70 с излишним, с трудом передвигалась по квартире, шаркая томными ногами. Я не могла поверить, что она – мать моего ровесника и ровесница моей матери. Вообщем, ее отпрыск тоже смотрелся как вторженец из прошедшего. И тоже как будто был старенькым. Мы все тогда готовились к поступлению и к выпускным. «Если б супруг был живой, на данный момент бы Митя тоже готовился, — произнесла дама, — а так у меня нечем заплатить за выпускной. Напеку ему коржиков, пусть ест коржи». Поступать Митя (меж иным, практически отличник) тоже никуда не стал. Поэтому что, если б был живой папа, профессиональный ученый, один из самых молодых академиков страны и узнаваемый умница, то он бы обеспечил отпрыску таковой институт – ого-го, какой институт! А без него – какой смысл?

Самое стршное в данной для нас истории было то, что супруг и отец в той семье погиб, когда его отпрыску не исполнилось и года, другими словами пятнадцать годов назад. А совместно с ним практически погибли, заморозились во времени и мемуарах его старая мать, юная – и мгновенно постаревшая – супруга и отпрыск, который в общем даже и не пробовал жить. Мы смотрели на эту ситуацию как будто с различных сторон 1-го и такого же зеркала. Им – виделся ушедший и недоживший супруг, отпрыск и отец. Мне – нерожденные данной для нас дамой новейшие малыши, ее неслучившийся новейший супруг, иная жизнь, сладкие внуки, небольшой отпрыск, забирающийся на колени к неродному, но все-же отцу.

FB VK OK Link Мне кажется, что в нашей культуре как будто поощряют мучения. Как будто воспрещают вдовам находить новейшего счастья.

Меня до сего времени поражают различные южноамериканские драмы, где нередко молвят вдове либо вдовцу, что прошел уже год со погибели возлюбленного – пора уже ходить на свидания и начинать новейшую жизнь. Но я никогда не слышала такового в русских фильмах.

Наиболее того, считается, что даже опосля очевидного расставания неблагопристойно очень стремительно начинать мыслить о новейших отношениях. Я помню, как мы расстались с моим первым мальчуганом – как за ним закрылась дверь, я, обливаясь слезами, немедля завела анкету на веб-сайте знакомств. Не то чтоб я желала незамедлительных отношений. Но решила, что ходить на свидания и знакомиться с новенькими людьми будет как-то веселее и эффективнее, чем рыдать в одиночестве. Тогда меня осудили все-все подруги. По их воззрению, я обязана была надежды, что он возвратится. Пробовать «отвоевать» его у соперницы… Ну либо просто ожидать. Неблагопристойно идти на свидание на последующий денек опосля расставания! Я спрашивала, какой срок было бы благопристойно выдержать?

FB VK OK Link Какое время необходимо мучиться, чтоб обществу это было понятно и приятно? Но не было мне ответа.

Еще ужаснее обернулась ситуация в тот момент, когда я опосля развода пришла к гинекологу с просьбой подобрать мне контрацептивы. Мы развелись, когда отпрыску был месяц. К медику я пришла, когда ему было четыре. Мне чудилось, что три месяца – это большой, ну, по последней мере, достаточный срок для оплакивания неудавшегося брака и для начала новейших отношений. Но доктор так не считала. Как она орала! Как она бранилась! Юная прекрасная доктор орала, что я сейчас мама, что я не имею права ходить по свиданиям, что я обязана поначалу вырастить малыша и мыслить о ребенке – а не о этом вот самом. О том, что я уже выполнила свое женское назначение – родила малыша – и как мне опосля этого совершенно не стыдно-то?!

Я вышла от нее с печальными идеями о том, что «вот это самое» – самое что ни на есть правильное думанье о ребенке. 

Моему отпрыску нужна радостная, возлюбленная и любящая мать. Моему отпрыску нужна полная семья. Еще ему необходимы братья, сестры и побольше родных людей вокруг. И вот меньше всего моему ребенку нужен груз вины и ответственности за то, что я на него всю жизнь положила.

Я понимаю даму, мама десятилетней дочери, которую она родила от единственного и случайного секса со своим боссом, которая все 10 лет уже судится с ним за алименты, за время, проведенное с ребенком (он не желает встречаться, но она пробует вынудить), за то, чтоб он брал ее дочь совместно с остальными детками в поездки и на семейные празднички. Она смертельно горюет и дуется на то, что ей не удалось сдружиться с 3-мя его бывшими супругами, и что семеро его старших малышей от тех браков не желают дружить с ее девченкой. «Они же братья и сестры! Родная кровь!, — гласит моя знакомая. — Все они относятся к Кате как к подкидышу, как к помехе! Мне так ее жаль…»

FB VK OK Link

Мне тоже смертельно жаль Катю. Я думаю про себя, что ее мать растрачивает необычное, алогичное количество усилий на то, чтоб каким-то образом просочиться в ту семью. Проводит годы на обочине их жизни, страдая от того, что их туда не принимают, ее дочку, ее волшебную золотоволосую девченку – не принимают. Мне жутко спросить, для чего ей это? Для чего ей эти чужие супруги и чужие малыши? И чужой в общем-то, уже издавна ненавистный мужик. Ведь можно было выращивать Катю не восьмым никому ненадобным колесом в чужой тележке, а единственной девченкой у собственной матери, самой ценной, самой возлюбленной. А био папа – ну, может быть бы, возник. Либо нет. Мне кажется, что хоть какой вариант был бы лучше этого нескончаемого отвержения. Этих бесконечных судов, материнских слез о том, «как таковой неплохой ребенок быть может не нужен и не увлекателен близким родственникам», данной для нас жизни, положенной на чужих людей.

Я не понимаю, сколько мучиться – благопристойно. Я лишь понимаю, что переживание травмы не обязано отменять необходимости строить новое.

Что моя подруга, не так давно похоронившая супруга, все еще дремлет в его футболках и пока не решается разобрать его вещи. Но она уже прогуливается на свидания. Пока предупреждает парней, что она не готова ни к чему суровому и быть может несколько заморожена и пуглива. Мужчины соображают. Мужчины сберегают ее неописуемо и пробуют чуть-чуть ее развлечь и сделать лучше ее жизнь – катают на байках и дельтапланах, приколачивают полочки в доме, готовят ей ужины и передают игрушки ее малеханькой дочери. Не так давно она написала, что, кажется, втюрилась. А ведь любовь – постоянно лучше погибели, да?

Источник: cosmo.ru

Добавить комментарий