Новый кризис — свободное падение

Новости

«Росбалт» продолжает серию интервью о том, как пандемия коронавируса повлияла на жизнь и развитие регионов Северо-Запада. О трансформирующейся реальности, детской осознанности и возвращении к прежней жизни в интервью «Росбалту» рассказал губернатор Калининградской области Антон Алиханов.

— Расскажите, какие уникальные меры противодействия Сovid-19 реализуются в Вашем регионе?

 — Когда пандемия только начиналась, все решения казались уникальными. Сейчас, с «высоты» прошедших двух месяцев, многие из них выглядят вполне рядовыми, даже принятые впервые в новейшей истории региона и страны.

Часть мер прописаны в официальных регламентах, другие — принимались в оперативном порядке, чтобы обеспечить безопасность людей и жизнеспособность экономики. Но несмотря на жесткие сроки, все решения мы вырабатывали совместно с экспертами, эпидемиологами и бизнесом. В каких-то действиях Калининградская область действительно несколько опережала регионы, куда вирус пришел позднее. 

Например, одними из первых в стране мы запустили механизм субсидий для пострадавших предпринимателей, дополнительные выплаты людям, потерявшим работу в связи с коронавирусом. И мы довольно оперативно внедрили новые льготные займы и другие меры поддержки. 

— Какие-то меры были связаны с внешними факторами? Все-таки приграничный регион, единственная эксклавная экономика…

 — Важно понимать географию Калининградской области. Мы зависимы от ситуации на транспорте, от решений наших соседей. Например, Литва ввела ограничения по количеству поездов, направляющихся в Калининградскую область, и ограничила количество пассажиров этих поездов за несколько недель до того, как РЖД приняло решение о временной отмене поездов, следующих в Калининград через Литву и Белоруссию.

Существенно сократилось количество авиарейсов, и все прибывающие к нам самолетом обязаны на две недели самоизолироваться дома или в обсерваторе. С таким масштабом ограничений в части пассажирских перевозок с территории других регионов в России столкнулась, пожалуй, только Калининградская область. Мы оказались максимально закрыты и изолированы естественным путем. Впрочем, с точки зрения безопасности и локализации вируса наше положение дает нам ощутимые преимущества. С точки зрения экономики мы тоже в значительной степени зависим от наших соседей.

— С учетом приграничного положения региона и не критичного количества заболевших, как жители относятся к ограничениям? Чего в их оценках больше — понимания или раздражения?

— Не буду называть количество заболевших «не критичным». Пока эти цифры вписываются в наши прогнозные оценки. А отношение людей стало более бдительным. Конечно, есть те, кого ограничения очень раздражают, но и они стараются относиться с пониманием: носят маски, соблюдают дистанцию. В этом смысле в авангарде дети — они легче воспринимают информацию и прислушиваются к ней.

— В начале пандемии в регионе был зафиксирован массовый отказ медиков от работы. Это было связано с деньгами или с опасениями за здоровье? Это было тогда критично? Сейчас врачей хватает?

 — Люди сами так решили. Никто их за это не наказывал и не увольнял. Мотивы отказа были разные: одни входят в группу риска по возрасту, другие — не могли или не хотели работать не по своему профилю. Кто-то один воспитывает несовершеннолетнего ребенка и боится заболеть, а при неблагоприятном исходе — сделать ребенка сиротой. Ситуаций очень много.

Мы поддерживаем этих врачей, это их право и выбор. Им предлагается и другая работа в других учреждениях подальше от очагов. Сейчас специалистов хватает, но хотелось бы больше. К старшим коллегам сейчас присоединились ординаторы и выпускники мединститута БФУ имени Канта. Многие из них взяли и на себя часть нагрузки на оказании первичной помощи, девять — работают в «красной зоне».

— А какие меры региональные поддержки предпринимательского сообщества есть Калининградской области? 

— Для поддержки бизнеса запустили льготные займы в сумме до 10 млн рублей под 0,1%. Желающих немало: менее чем за месяц получили 200 заявок на более чем полмиллиарда рублей.

Главное условие — заемщик должен сохранить рабочие места и определенный уровень зарплаты. Также по линии регионального Фонда развития промышленности создали специальную программу займов на цели, связанные с производством продукции или оборудования, необходимого для профилактики и лечения эпидемических заболеваний. На эти цели мы выдаем до 20 млн рублей под 1% годовых. Есть первый получатель: компания оформила займ на организацию производства одноразовых санитарно-гигиенических масок. 

Для поддержки занятости предлагаем свою областную социальную выплату по 5 тысяч рублей в течение двух месяцев тем, кто потерял работу из-за ограничений в связи с коронавирусом. На эти цели мы направили 100 миллионов рублей. Далее единовременно 50 тысяч рублей могут получить граждане для регистрации своего бизнеса, постановки на учет в качестве налогоплательщика. Это те, кто хотел бы заниматься предпринимательской деятельностью или занимался ею, но в «сером» секторе, неофициально. Условно называем эту субсидию «контракт для самозанятых», рассчитывая на то, что с ее помощью гражданин сможет оформиться в качестве самозанятого и начнет платить налог на профессиональную деятельность. 

А те, кто работал официально, могут получить субсидию от 15 тысяч до 100 тысяч рублей. Это поддержка адресована микропредприятиям и индивидуальным предпринимателям из числа пострадавших отраслей. Безвозмездно деньги могут получить турагентства, парикмахерские, рестораны.

Кроме того, мы перенесли сроки уплаты налогов, освободив от большинства налоговых обязательств — по транспортному налогу, налогу на имущество организаций и земельному налогу за первый и второй кварталы 2020 года как минимум, на полгода. Причем мы существенно расширили перечень пострадавших отраслей, принятый на федеральном уровне, дополнительно включив практически всю оптовую и розничную торговлю непродовольственными товарами, производство мебели, пошив изделий по индивидуальному заказу, услуги в области врачебной практики и прочие.

— Сколько всего заложено на обеспечение санитарно-эпидемических норм и поддержку экономики?

 — В целом на эти мероприятия направлено около 1,5 млрд рублей. Из них более 500 млн рублей связаны с медицинскими целями, закупкой средств защиты. Свыше 900 млн направлены на поддержку экономики, и эта сумма может увеличиваться по необходимости. 

— Какие сферы бизнеса конкретно в Вашем регионе пострадали сильнее других? 

 — Ключевая отрасль нашей экономики — обрабатывающие производства. Их индекс уже снизился на 0,7% только по итогам первого квартала 2020 года, поскольку они уже в начале весны столкнулись с задержками поставок комплектующих из Китая, Южной Кореи и стран Европы. И тогда же у предприятий возникли трудности с поставкой готовой продукции на экспорт ввиду карантинных мер в странах Европы.

Уже с 11 апреля мы пошли на беспрецедентные меры и разрешили работу всех организаций, осуществляющих деятельность в сфере обрабатывающих производств. Но мы упираемся не только в возможность производить — возможности реализовать продукцию пока тоже естественным образом ограничены. Так что снижение темпов роста в обрабатывающей промышленности пока продолжится — здесь каких-то особо оптимистичных прогнозов нет. 

Ситуацию в сфере торговли по итогам первого квартала можно охарактеризовать как благополучную, но апрель ожидаемо покажет сокращение оборота торговли в секторе непродовольственных товаров. Однако уже по итогам мая с возобновлением работы магазинов, торгующих непродовольственными товарами, надеемся, что ситуация будет постепенно стабилизироваться. 

В отличие от торговли, в сфере общепита ситуация безусловно будет сложнее, и прогнозы пока неутешительные. Так же, как и в сфере услуг, которая начала испытывать сложности уже с марта, а с введением карантина сложности стали критичными. Эти отрасли будут восстанавливаться дольше.

— Насколько это ощутимо для экономики субъекта?

 — По предварительной оценке, потери региона оцениваются не менее чем в 7 млрд рублей. Для Калининградской области это ощутимо. Особенно с учетом того, что социальные обязательства мы увеличили.

— Как быстро сможете с этим справиться?

 — Быстро не справимся. Процесс будет постепенным. С такого рода кризисом, когда спрос по целому ряду направлений обнулился почти моментально, наш бизнес еще не сталкивался. Строим планы, понимая, что нам еще довольно долго придется соблюдать ограничения и требования в плане безопасности. 

— Есть ли сейчас в регионе сокращения по предприятиям?

 — Примерно с середины марта информацию о предстоящем высвобождении почти трехсот человек подали 17 калининградских организаций. В основном — это сфера транспортировки и хранения. 

Формально ситуация на рынке считается стабильной: на 12,6 тысяч официально зарегистрированных безработных приходится более 17 тысяч вакансий. Но эти 12,6 тысяч включают прирост числа безработных в три раза за последние недели. Кроме того, без работы остались и незарегистрированные самозанятые, которых, по нашим оценкам, значимо больше, нежели зарегистрированных.

— Какой, на Ваш взгляд, будет жизнь и экономика после пандемии? Насколько изменятся жизнь и поведение людей, структура занятости, структура экономики?

 — Интересно будет посмотреть, насколько приживется ставший так востребованным онлайн — в продажа, обучении, коммуникациях. Мы в правительстве однозначно будем использовать дистанционный формат гораздо чаще, чем раньше. Сейчас мы делаем это по соображениям безопасности, но в ряде случаев дает и экономический эффект.

То, что сейчас происходит — это не кризис, это трансформирующаяся реальность. И она ставит перед нами новые вызовы — поиск новых путей развития, создание резервов для бизнеса, обеспечение синергии и взаимодействия. Это актуально не только для бизнеса, кстати, но и для системы управления, и для целых отраслей и регионов.

— Скажите, пожалуйста, нужно ли просто раздавать деньги всем без исключения?

 — Нужно помогать тем, кто пострадал и нуждается в помощи. Это возможно с помощью целевых выплат. Но в первую очередь, необходимо помогать бизнесу сохранять рабочие места, не допускать усиления безработицы, критичных изменений на рынке труда. А так помощь должна быть адресной, согласно положению человека или семьи.

— Какие плюсы и минусы открыл Вам режим самоизоляции?

 — Главный минус — это последствия, нанесенные рынку труда и экономике и те неудобства, которые приходится испытывать людям из-за эпидемических ограничений. Но минусы сформировали и немало плюсов: показали способность довольно большой части наших граждан быть ответственными, мобилизоваться и объединяться перед трудностями, помогать тем, кому тяжелее.

Режим самоизоляции показал, насколько в нас сильно стремление общаться друг с другом. Чаще всего на прямых линиях меня спрашивают: когда можно снова поехать семьей на море, гулять по променадам, путешествовать. Люди стали обращать внимание на вещи, которые раньше в силу доступности казались им не такими уж существенными. Люди просто хотят вернуть себе свой прежний образ жизни. 

— На что Вы будете делать упор в развитие субъекта, когда пандемия закончится?

 — Будем стабилизировать деловую активность, восстанавливать занятость и доходы людей. Будем ускорять темпы цифровизации — текущая ситуация показала востребованность онлайн сервисов, в том числе и в работе с чиновниками. Они позволяют более адресно и оперативно работать с людьми, оказывать помощь и информировать о важных решениях. Это те компетенции, которые востребованы в текущих реалиях, и востребованность которых будет расти.

Жить с ограничениями мы будем долго, они не будут сняты одномоментно, и мы длительное время будем вынуждены соблюдать и дистанцию, и меры безопасности. То, что сегодня происходит в регионе, стране и мире, серьезно изменит рынок. 

Но мы рассчитываем, что структуру экономики удастся сохранить. В отношении Калининградской области, как правило, срабатывает следующая тенденция: и общее ухудшение, и улучшение у нас проявляется всегда более гипертрофировано. В кризис мы всегда падаем глубже. Но и на волне подъема взлетаем выше среднероссийских показателей.

Беседовала Анна Хмелева

Истории о том, как вы пытались получить помощь от российского государства в условиях коронакризиса и что из этого вышло, присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий