В Грузии маячит тень Белоруссии и Саакашвили | статьи на game-ip

Грядущая смена власти в Сакартвело, как обычно, порождает в РФ надежды, что отношения Тбилиси и Москвы наладятся, но шансов на это мало.

А США уже предрекают вмешательство России в грузинские выборы.

В последний день октября в Грузии состоятся очередные парламентские выборы. Для участия в них Центризбирком уже зарегистрировал 59 из 68 политических партий, претендующих на мандаты в законодательном органе. Нынешние выборы состоятся в далеко неординарных условиях: оппозиция сделала ставку на давление на грузинскую власть со стороны европейских государств и США. И выиграла — «вырвала» у нее изменения в законе. В результате, как планируется, Грузия, если и не полностью, то в значительной мере избавится от «однопартийной системы» и, как говорят оппоненты власти, «единоличного управления» страной миллиардера Бидзины Иванишвили. Он, напомним, является основателем правящей партии «Грузинская мечта», одержавшей победу на парламентских выборах 2012 года.

Считают, что власти изменили избирательное законодательство в пользу оппозиции, хотя парламент в Грузии, с начала ее независимости, однопартийным и без того никогда не был. В соответствии с новыми правилами, количество депутатов, избираемых по партийным спискам, увеличено с 77 до 120, а мажоритарии, напротив, своих мест не досчитаются: вместо 73 мандатов в парламенте нового созыва они получат всего 30. При этом барьер для прохождения в парламент снижен с 5% до 1%, что видится беспрецедентной и странной инновацией.

Во-первых, в законодательный орган в большом количестве попадут совершенно не популярные партии с полярными политическими и иными интересами, и это сильно помешает ему в принятии решений, создаст нездоровую обстановку торга внутри парламента. И почти наверняка депутаты с околополитической «обочины» будут аффилированы с одним из двух политических полюсов — «Единым национальным движением» экс-президента Михаила Саакашвили и «Грузинской мечтой».

Однопроцентный барьер рассчитан на создание в парламентской республике коалиционного правительства. Если б речь шла, скажем, о Германии, ничего напрягающего в таком Кабмине бы не было. Но речь идет о Грузии, ее политической и ментальной специфике, чуждой самой идее здорового консенсуса. Так что если правительство будет коалиционным, а парламент едва ли не «уличным», в стране начнется серьезный политический, социально-экономический, правовой и иной регресс. В общем, страна до уровня коалиционного правительства еще не доросла — прецедент уже был и окончился плачевно.

Но, возможно, на «плачевность» и сделана ставка? «Мы хотим, чтобы новый парламент Грузии был более многопартийным», — сказала посол США в Тбилиси Келли Дегнан. Напомним, речь идет о дипломатическом представителе государства, законодательный орган которого, в отличие от грузинского, и вовсе двухпартийный. Госпожа Дегнан также предупредила, что Тбилиси следует ожидать вмешательства Москвы в выборы, поскольку последняя располагает соответствующей схемой, включая кампании по дезинформации. Она дала понять, что есть способ справиться «с дезинформацией России или идущей с любого другого направления».

Но через кого Кремль может осуществить свои «коварные» планы? Ярлык «пророссийской силы» наклеен на «Альянс патриотов» — саакашвилевская партия и «Европейская Грузия» требуют не допустить его к выборам, утверждая, что он финансируется Москвой и этим следует заняться прокуратуре. Что, фактически, и было сделано — сейчас законность финансирования «Альянса» проверяет Служба государственного аудита.

Впрочем, «проводником интересов Кремля» радикальная оппозиция считает (или делает вид, что считает) премьер-министра Георгия Гахария и самого Бидзину Иванишвили и, соответственно, созданную им «Грузинскую мечту». Получается, что едва ли не половина страны находится в рядах «пятой колонны Кремля», что очень далеко от реального положения дел.

Почему «половина»? В преддверии выборов началась, как водится, война рейтингов, доверять которым вряд ли стоит — все они, так или иначе, зависят от заказчика. Поэтому говорить можно только о более или менее выраженной тенденции. Так кто же имеет шансы, по результатам социологических опросов, получить большинство мандатов, и каков вообще предварительный набросок парламентской «картинки»?

Вот данные британской компании Survation. За правящую партию готовы голосовать 52% респондентов, 19% — за «Единое национальное движение». 8% предпочитают «Европейскую Грузию», по 5% получили «Альянс патриотов» и недавно созданная известными банкирами партия «Лело». 4% взяла «Новая Грузия», и 7% пришлись на другие партии.

Но совершенно иной результат выложил Международный республиканский институт США (IRI). По его подсчетам, «мечтатели» Иванишвили получили 33%,  а ЕНД Саакашвили — 16%. Остальные партии в отдельности набрали гораздо меньше голосов, но в сумме — больше, чем две вышеуказанные основные политические силы.

Таким образом, ясна только тенденция: больше всех голосов получит правящая партия, однако вопрос в том, достаточно ли для формирования «своего» правительства. И тут начнется торг и процесс «перетягивания» мандатов, ведь оппозиционные партии не сумели по-настоящему объединиться, чтобы «свалить» Иванишвили — мешают амбиции. С другой стороны, многим оппонентам власти не понравилось недавнее заявление Саакашвили, который среди прочего сказал: «Я возвращаюсь!» Грузинская власть ответила на это иронично. А зря!

Хоть Саакашвили и не является гражданином Грузии, и его по приезде пообещали препроводить в «чистый и светлый кабинет в тюрьме» (он заочно осужден по разным статьям УК), власть проявляет излишнюю самонадеянность. У экс-президента достаточно много соратников, решивших добиться для него поста премьер-министра — то есть первого лица страны. Кроме того, на грузинскую власть может сильно нажать Вашингтон, что уже вошло в обычную практику; вынудить ее вернуть экс-президенту гражданство и закрыть уголовные дела против него. И что тогда?

А тогда не исключен революционный сценарий, поскольку «Грузинская мечта» будет держаться за власть, и ей в этом помогут те оппозиционные партии, которые выступают против правления «мечтателей» и Иванишвили, но при этом поддержка Саакашвили в их планы не входит по самым разным причинам. Среди них — боязнь, что отношения с Россией могут испортиться настолько, что «Грузию уже ничто не спасет».

И тут мы снова вернемся к социсследованию американцев. Даже им пришлось констатировать (вопрос звучал так — «Поддерживаете ли вы дальнейший диалог Грузии и России?»), что 40% опрошенных заявили о его полной поддержке, а 35% — о частичной. Полностью против диалога — 14% респондентов, частично против — 8%. Отказались отвечать 3%. Это категорически не означает, что население Грузии желает вернуться в политическую орбиту России, что оно забыло о признании ею Абхазии и Южной Осетии, об августовских событиях 2008 года и прочем.

Но оно также не забыло о дружеских, родственных, культурных и иных связях с россиянами и проживающими на территории РФ грузинами — то есть «о всем хорошем», а также о «хлебе насущном». Простым людям, кроме того, понятно, что без торгово-экономического и туристического сотрудничества, взаимодействия по определенным аспектам безопасности Грузии придется очень туго. А состояние «ни мира — ни войны» достаточно опасно, и не только в отношениях с Россией.

Пришедшая четыре года назад к власти «Грузинская мечта» обещала урегулировать отношения с РФ, и для значительной части электората это было весьма привлекательной и обнадеживающей инициативой. Но «мечтатели», по большому счету, своего обещания не выполнили, хотя торгово-экономические отношения между странами возобновились, и транспортное сообщение — тоже. Последнее было прервано в прошлом году по инициативе Москвы на почве «антироссийских выступлений» в Грузии. Но это уже не вина «Мечты». И если она выиграет выборы, радикально к лучшему ситуация не изменится — власти, в этом плане, всегда будут находиться под давлением радикальной оппозиции и определенного сегмента внешних сил.

В общем, Сакартвело ожидает, как минимум, глубокий политический кризис. Его последствия могут быть самыми разнообразными как по существу, так и во временном измерении. Хочешь — не хочешь, а «тень» Белоруссии, в несколько ином оформлении, в Грузии все же маячит.

Андрей Николаев

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий