Два главных актора идущей коронавирусной войны — это денежный капитал и капитал промышленный. Кризис капитализма косит их по-разному, но в равной мере.

Очередной момент, который необходимо учесть при рассмотрении модели «эпидемия — это глобальная война».

У хоть какой войны есть воюющие стороны. Любая из которых разглядывает войну как инструмент заслуги собственных целей и задач. Почаще всего цели и задачки носят относительно ограниченный нрав и соединены только с конфигурацией текущих переговорных позиций. Скажем, Наша родина полезла в Сирию в 15 году (при том, что практически 4 года ранее Путин в максимально категорической форме заявил, что война в Сирии — не наше дело, пусть они там разбираются сами, а так мы, естественно, за мир во всем мире), итак вот, Кремль был обязан совершать интервенцию в Сирию в максимально авантюристической форме ради решения очень утилитарной задачки — принуждения Турции к согласию на начальный формат Турецкого потока. Никакой другой задачки там не стояло и стоять не могло. Различная борьба на далеких подступах либо в один момент вспыхнувшая (аж есть не могу) потребность посодействовать брату Асаду — это для горестных разумом потребителей вечерней телевизионной жвачки.

Но бывают и остальные ситуации. Изредка, но когда они происходят, то вариантов не остается — тогда и война ведется до победного конца.

Конкретно этот вариант и происходит на данный момент. Два главных актора идущей войны полностью идентифицируются — это денежный капитал и капитал промышленный. Кризис капитализма косит их по-разному, но в равной мере, и уже потому ожесточение войны до победного конца для их определяется только размером репараций, которые проигравшая сторона будет выплачивать победителю.

Две клановые группировки антагонистичны друг дружке в вопросце получения базисного дохода. У финансистов это доход от реализации средств (в самом облегченном виде это тот ссудный процент, но по сути вариантов у него сейчас весьма много), у промышленников — маржа (валовый доход минус все расходы). В обыденное время обе группировки есть в относительном балансе вместе, потому что зависимы от благополучия друг дружку, но кризис разламывает все балансы и вынуждает вести войну безо всякой оглядки и жалости к противнику и для себя. Сопутствующие же жертвы в виде населения Земли их не заинтересовывают и не тревожат совсем.

Повторюсь в некоторый раз — мировое правительство, а означает — некоторый демиург, планирующий свои происки, даже на теоретическом уровне не способно появиться, не то что существовать и дееспособно что-то проектировать. А уж в состоянии начавшейся войны гласить о нем — признак полного отрыва от действительности. Хотя бы поэтому, что даже в обыкновенной ситуации мировое правительство — это кто-то, кто стоит над клановыми групповыми интересами (маржа vs ссудный процент), а означает — у этого кого-либо должен быть независящий источник дохода, при этом значительно больший, чем совокупный доход обеих группировок. По другому кто ж его слушаться-то будет? Как говаривал Вий, поднимите мне веки… В общем, тема эта бесперспективная по определению. А вот интересы — это и есть то, что проектирует текущую действительность. И интересы промышленников и финансистов — величина полностью вещественная, которая быть может правильно смоделирована. И вот на основании данной нам модели (говоря строго, модель — это облегченное представление действительности, потому моделей быть может несколько), но в любом случае на базе модели уже можно находить и отыскивать закономерности. С мировым правительством — как досадно бы это не звучало, никаких закономерностей быть не может. Сверхчеловеческая суть (а конкретно таковыми качествами наделяют его верующие в него) принципно трансцендентна.

Итак. Война меж 2-мя группировками идет за тот проект мироустройства, который дозволяет источнику дохода группировки-победительницы доминировать в дальнейшем новеньком и светлом (для нее) мире. Модель финансистов — это бакс в качестве единой мировой валюты, а противоречие, являющееся источником развития этого проекта — деление мира на несколько (совершенно — две) конкурирующие меж собой зоны. У глобалистов таковой проект существует, и хотя с приходом Трампа он был задвинут за печку, шанс на его реанимацию полностью реален. Хотя, видимо, уже и с определенными корректировками. Это, естественно, проект 2-ух Партнерств — Тихоокеанского и Трансатлантического.

Проект промышленной олигархии наиболее сложен, но тоже полностью логичен — разбиение мирового денежного места на денежные зоны во главе с региональной валютой зоны, которая является клиринговой для всех «зональных» государственных валют. Глобальная валюта заменяется пулом клиринговых валют, чем обеспечивается подчиненное положение денежной олигархии, при всем этом конкурентность возникает меж денежными зонами — так что и тут с источником развития все в полном порядке.

При всем этом и та, и иная группировка прямо заинтересованы в переходе на новейший технологический уклад просто поэтому, что сегодняшний исчерпал себя. Неувязка хоть какого технологического уклада состоит в том, что сначала новейшие технологии неописуемо маржинальны — огромные прибыли пионеров появляются за счет того, что 1-ый, кто на их перебежал, давит соперника и ценой, и объемом, и качеством. Но конфетно-букетный период, как обычно, завершается стремительно и лодка любви разбивается о домашний быт. Технологии стают доступными, конкурентность вырастает, норма прибыли падает и в итоге рентабельность становится ниже кредитной ставки — что и приводит к долговому кризису и новейшей катастрофе для всех участников соревнований и всех олигархических группировок. Изоляционисты, глобалисты — под ножик кризиса идут все.

5-ый уклад исчерпал себя. А поэтому в его рамках нет ни мельчайшего резона реализовывать проект-победитель. И в этом смысле единственная точка совпадения интересов воюющих сторон — это согласие на переход к новенькому укладу. А вот по какой линии движения будет происходить выход на новейший уклад — это и есть противоречие, которое в числе иных будет решаться в процессе идущей на данный момент войны.

На мой взор, финансовая олигархия заинтересована в ускоренном переходе по наиболее чем весомой причине: 6-ой уклад — уклад производящий, в отличие от 5-ого. А означает — соперники уже сиим получают преимущество. Потому необходимо опережать их на переходе и задерживать преимущество в процессе. Логично, что сегоднящая эпидемия связывается конкретно с глобалистами, которые не особо и скрывают собственного энтузиазма в текущем сценарии происходящего. При всем этом финансовая олигархия опережает в темпах соперников хотя бы тем, что у их есть денежный инструмент — единая глобальная валюта, а вот денежный инструмент промышленной олигархии — пул клиринговых валют — еще лишь предстоит сделать.

Из произнесенного можно прийти к выводу. Он, естественно, достаточно гипотетичный, но на мой взор, полностью логичный. Выборы в США — предел. Они обусловят аппаратные способности и ресурсы, которые получит будущий фаворит в данной нам войне. В случае победы Байдена карантинные мероприятия по всему миру будут усилены, переход к проекту 2-ух Партнерств будет реанимирован, при этом четыре года, упущенных за время президентства Трампа, необходимо будет наверстывать в ускоренном формате, а означает — недовольство и протесты миллионов людей по всему миру необходимо будет гасить террором и прямым фашизмом. Что же все-таки это такое — мы лицезреем уже сейчас на примере как забугорных карантинных мероприятий, так и российских.

В случае победы Трампа можно ждать ослабления террора как в самих США, так и по всему миру — но не от излишка гуманизма у Трампа и стоящей за ним промышленной олигархии, а поэтому, что в процессе второго срока ему необходимо будет создавать базисные предпосылки для перехода в собственной версии. Они не требуют перехода прямо тут и на данный момент, а поэтому лишнее отвлечение ресурсов на террор против населения смотрится в этом случае излишним. Переход к новенькому укладу и новенькому миру в версии промышленной олигархии будет наиболее плавным, а поэтому к нему можно приспособиться и без технологий массового террора. Либо во всяком случае они будут наиболее щадящими — но опять-таки, не надо иллюзий — гуманность тут совсем ни при чем. Просто нет смысла проводить переход без сотворения собственных крепких позиций и ослабления позиций соперника. Промышленники отстают от глобалистов, а поэтому им как раз-таки торопиться не надо, им необходимо напротив — притормаживать процесс и крепить свои собственные способности.

И в этом смысле победа Трампа смотрится наиболее предпочтительной в плане уменьшения текущих зверств, которые творят с людьми ставленники глобальной денежной олигархии. Но мы должны осознавать, что в обоих воюющих меж собой проектах наших интересов нет. Если, естественно, мы не банкиры либо обладатели какой-либо промышленной компании.

Анатолий Несмиян

Источник: rosbalt.ru