Николай Ульянов. РПЦ в модном тренде на служебную тайну | статьи на game-ip

А кто-то еще сомневается, что церковь в России не отделена от государства?

Тогда напомню свежие запреты – хроника последнего полугодия.

Сначала ФСБ запретила сообщать о своей деятельности без согласования с руководством службы. То есть теперь любое не согласованное с Лубянкой сообщение в СМИ или соцсетях о ФСБ, например, о спецоперации с участием контрразведчиков, свидетелями которой вы стали, может закончиться для его авторов печально. При этом очевидно, что ни журналисты, ни блогеры, ни обычные пользователи соцсетей не станут согласовывать свои материалы с руководством ФСБ, просто потому что это бессмысленно – у начальства контрразведки не хватит времени этим заниматься, значит все запросы, если такие появятся, будут «мариноваться» в лучших бюрократических традициях.

Затем Минобороны, видимо, по следам скандального дела журналиста Сафронова, решило закрыть информацию о себе, обратившись в Госдуму с предложением изменить в законе «Об обороне» перечень данных, подпадающих под определение служебной тайны. К служебной тайне предлагается причислить сведения, которые появляются при осуществлении органами власти, организациями, гражданами «полномочий и функций в области обороны, а также мероприятий по организации и обеспечению обороны, распространение которых может нанести вред обороноспособности государства». В общем, под это определение подпадают почти все сведения об армии. Например, если вы в соцсетях напишете о передвижении колонны военной техники, мешающей вам проехать, да еще фотки выложите, — готовьтесь к большим неприятностям.

Но церковники тоже, видимо, решили не оставаться в стороне от модного тренда на служебную тайну. И сегодня стало известно, что Синод РПЦ решил наказывать священников и монахов за разглашение церковных тайн. Интересно, как и в случае с тайнами ФСБ и Минобороны, как их отделить от открытой информации? То есть, например, что является тайной РПЦ – информация о яхте патриарха Кирилла в Карелии или о правдоподобности утверждений о рае и аде? Складывается подозрение, что фундаментальные вопросы веры церковников будут беспокоить меньше, чем, скажем, история с пылью в патриаршей квартире в центре Москвы.

Тогда в чем разница между ФСБ, Минобороны и Церковью?

Николай Ульянов, ИА "Росбалт" 

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий