Сила безлидерного протеста — в отсутствии лидера. Власть не очень понимает, что делать: она не может взять и разгромить штаб сопротивления, разом положив ему конец. Слабость безлидерного протеста — в отсутствии лидера. Никто не может встать и сказать: делаем так-то, идем туда-то, план такой-то, добиваемся того-то.

Сравните происходящее в Беларуси с путчем в августе 1991 года. Такой же народный протест против нелегитимной власти, не пользующейся никакой поддержкой, опирающейся только на силовиков. У Лукашенко в его последних обращениях тряслись руки буквально как у Янаева. С юридической точки зрения сейчас во главе Беларуси ровно такая же военная хунта, какой был ГКЧП — кучка бандитов, пытающихся отстранить от власти законно избранного президента, Светлану Тихановскую.

Но только Тихановская — как она сама и признает — не лидер, а символ протеста. В августе 1991 года у протеста против хунты был лидер, и поэтому была совершенно понятная драматургия: хунта пытается захватить штаб сопротивления (Белый Дом), народ его защищает, попытка проваливается, лидер протеста побеждает. В Беларуси всего этого не происходит и не может происходить (см. два первых абзаца).

В результате и ход протеста и его исход в значительной степени начинают зависеть от случайности или цепочки случайностей.

Белорусам будет очень непросто, и все же у них все может получиться. Наша бесконечная симпатия и моральная поддержка должна быть на их стороне.

Леонид Волков, политик

Источник: rosbalt.ru