Из ряда факторов, необходимых для революции, в Беларуси не было как минимум трех. И это показывает нам, чего не будет в России в 2024 году.

Во-первых, не было раскола элиты — в отличие от революций в Центральной и Восточной Европе 1989 г., августовских событий 1991 г. в Москве и украинских майданов. В столице силовики подавляли тех, кого им подавлять приказывали. Политики в целом остались с Лукой. Влиятельной оппозиции в СМИ, насколько я знаю, нет. А бизнес вообще вряд ли можно считать серьезным игроком в Беларуси.

Во-вторых, несмотря на ширящуюся мобилизацию протестующих, которых много уже не только в Минске, но в самых разных городах страны, вряд ли можно говорить о Великих Идеях, протест вдохновляющих. Батьку не любят, это видно. Но будет ли счастье без Батьки, не уверены. В 1989 г. у восставших народов была Великая Идея возвращения в Европу. В революциях далекого прошлого были заложены утопические идеи коммунизма и национализма. А сегодня все очень прагматично. Почти без иллюзий, зовущих на подвиг.

В-третьих, не способствует революции в Минске и международная обстановка. В некоторых революциях Нового времени прямо участвовали чужие армии или добровольцы (Англия, США, Испания). Некоторые национальные революции рассчитывали на мировую, т. е. на помощь всемирного пролетариата (Россия, Германия). Ну а в 1989 г. огромной была моральная поддержка со стороны Свободного мира. Сейчас же все складывается иначе. Запад, конечно, помочь неспособен. Скорее, можно было предположить, что Кремль спишет Луку в утиль и начнет разваливать его режим, чтобы половить рыбку в мутной воде. Но этого не случилось. Над историей с ЧВК Вагнера можно лишь посмеяться.

Я пишу сейчас по горячим следам (поскольку интерес к теме большой) и, возможно, ошибаюсь в чем-то. Такой комментарий следовало бы делать где-то дней через пять. Можно надеяться, что появятся какие-то иные процессы, пока для меня неясные, и этот текст окажется ошибочным. Но вероятность все же невелика.

Дмитрий Травин, экономист

Источник: rosbalt.ru