Белорусское болото пугает Кремль | статьи на game-ip

Запад готов признать Светлану Тихановскую президентом — а что, если подобный сценарий он попытается повторить в России в отношении Алексея Навального?

Кажется уже, что Дмитрий Песков работает пресс-секретарем у «берлинского пациента», а не у Путина.

Сергей Лесков
Журналист, писатель

За три десятка лет после распада СССР на пространствах, где проживал сплоченный едиными помыслами советский народ, произошло множество столкновений власти и общества. Очень часто эти конфликты оказывались кровавыми, с множеством жертв с обеих сторон. В просвещенном мире сложилось представление, что наследие коммунизма состоит в предельном неуважении к человеческой жизни, которой в базарный день грош цена, поскольку величие жизни — в достижениях государства, а не отдельной личности.

Нобелевский лауреат Светлана Алексиевич высказалась лапидарно: «В России и в Белоруссии выросло поколение агрессивных и очень опасных для мира людей». Но, видимо, прошли времена, когда писатели в наших краях приравнивались к пророкам…

Столь странного противостояния гражданского общества и власти, которое продолжается уже почти два месяца в Белоруссии, постсоветское пространство не видело. Как ни старались силовики замордовать людей, лишить достоинства, запугать, загнать в домашнее убежище, ничего не вышло. Шествия продолжаются, но остаются сугубо мирными. Вызвать ответное озверение, а это идеальный вариант для силового разрешения конфликта, у власти не получилось.

К слову, на либеральном Западе, который декларирует приоритет личности, мирные шествия стали большой редкостью. Напротив, варварские погромы и разрушение исторических памятников позволяют направить инвективы об агрессивности в адрес прежних цитаделей гуманизма. Где Запад, где Восток, припомним еще протесты в Хабаровске, не разберешь.

Сто лет назад Российская империя в силу неизведанных исторических катаклизмов породила поколение бурных пассионариев, которые изменили ход мировой истории и расселились по всей планете. Однако меня всегда занимал вопрос о том, почему территории, занятые современной Украиной, порождали пламенных революционеров, а земли Белоруссии — художников и мыслителей? Украина — это Троцкий, Зиновьев, Махно, Урицкий, Блюмкин, Гамарник, Дыбенко, товарищ Артем, Винниченко, Грушевский, Скоропадский, Петлюра… Всех не упомнишь. Зато Белоруссия — это Марк Шагал, Марк Ротко, Айзек Азимов, Лев Бакст, Александр Чижевский, Лазарь Майер, который Голливуд, а также Хаим Вейнцман и Шимон Перес. Список можно бесконечно редактировать, один Дзержинский стоит батальона Блюмкиных, но тенденцию трудно не признать.

Не в этом ли корневое отличие украинского Майдана, который обернулся кровопролитием, взаимным ожесточением и гражданской войной, от мирных протестов в белорусских городах? Белоруссия со времен Франциска Скорины и Симеона Полоцкого — страна гуманистов и поэтов, тем она и прекрасна. Уличные акции в Белоруссии постепенно превратились в образ жизни, стали общественным трендом, как поход в театр и на музыкальный фестиваль. И для власти, которая воспринимает противостояние со звериной серьезностью, так что глава государства летает в геликоптере над мирным городом с автоматом, — это самый гибельный оборот. Для белорусов участие в шествиях — это уже не круто и даже не модно, это естественная потребность гражданина, вроде как перевести старушку через улицу или прибрать за собачкой. Поддержка власти приравнивается к невежеству и инфантильности. «У меня с советской властью эстетические разногласия», — говорил Вадим Синявский. Общее настроение Перестройки, хотя до перфомансов в СССР не доходило. Возможно, это объясняется генетическим кодом Белоруссии, откуда вышли предки «Спартака» Кирка Дугласа и «Индианы Джонса» Харрисона Форда…

Была ли Перестройка в СССР благом для общества? Споры бесконечные. Но ясно, что лидеры у нее не соответствовали величию момента. Можете бросать в меня картофельные клубни, но брожение в Белоруссии кажется мне опасным для самой Белоруссии по той причине, что во главе оппозиции стоит творческая интеллигенция. Никогда она не доводила свою страну до добра. Амбиции и романтические иллюзии. Это театральный занавес, но что останется, когда он упадет? Одна пыль.

Такое случалось в результате переворотов в бывших советских республиках неоднократно. И слишком часто, когда на наших просторах волею уличной толпы происходило насильственное свержение власти, это приводило к резкому падению жизненного уровня и тотальным несчастиям, но никогда запоздалое отрезвление не возвращало разрушенное.

Слов нет, Лукашенко симпатии не вызывает. Президент Белоруссии все более походит на сатрапа, который потерял связь со своим народом и живет, не чуя страны. Но оппозиция лично мне тоже несимпатична. Их речи сродни глумливым вывертам Коровьева. Все-таки первый президент Белоруссии, какие бы коленца он сегодня ни выкидывал, в лучшие свои годы сумел сохранить экономику страны, где цены на жизненно важные товары и коммунальные услуги много ниже, чем у южного соседа, а доходы и пенсии, напротив, много выше. Если заводы, доставшиеся Белоруссии в советское наследство, в результате диктата новых ценностей остановятся, интеллигенция, которая расправила крылья на минских улицах, выкрутится без особых потерь, а простые и далекие от протестов работяги поедут за заработком в соседние страны. Уже наступали на грабли…

Последние два месяца мы много говорим о Белоруссии, не наскучило ли? Нет, потому что мы говорим — Белоруссия, а подразумеваем — Россия. Это одна русская матрешка. Наш президент давно у власти, хотя не признается, что засиделся, как недавно Лукашенко. Экономика тоже сильно зависит от углеродного сырья. Белоруссия получает его от «старшего брата», а Россия зависит от благосклонности покупателей, что драматично обернулось в истории с «Северным потоком — 2».

В России и в Белоруссии государство подавляет частные институты и держит бизнес на поводке. В России уже изменили Конституцию, а в Белоруссии обещают эксперимент. Выборы на всех уровнях не вызывают доверия, что привело к волнениям у нас в 2011 году и у соседей в 2020 году. В Белоруссии в астрономические проценты Лукашенко поверило меньше, чем в Зимбабве в выигрыш президентом Мугабе главного приза в Национальную лотерею. А в России имеется ли предел доверия к выборам?

Самое страшное. Белоруссия — страна необъятных болот, но не донесутся ли до России их тлетворные миазмы, породив новую Болотную? Возможен ли трансфер новой Болотной? Запад готов признать Светлану Тихановскую президентом Белоруссии, хотя правовых оснований для этого меньше, чем кот наплакал. Коварный иезуитский сценарий — прямая угроза для Кремля. Благодаря загадочному отравлению произошла легитимация Навального в российском политическом дискурсе. И кажется уже, что Песков работает пресс-секретарем у «немецкого пациента», а не у Путина. Что если Запад признает оппозиционера представителем России? В нашей истории экспорт правителей из Германии происходил неоднократно…

Сергей Лесков

Источник: rosbalt.ru

Добавить комментарий