РФ отказалась от использования РЛС «Балхаш». Велика ли потеря, где и как она еще проявится, и с кого берет пример Москва — уж не с Вашингтона ли?

В военном отношении РЛС «Балхаш», возможно, и не нужна, ну, а с точки зрения геополитики?

Госдума расторгла соглашение с Казахстаном о передаче радиолокационной станции «Балхаш» в российскую систему предупреждения о ракетном нападении, а в конце июля президент РФ Владимир Путин подписал федеральный закон о денонсации этого документа. Официальная причина — техническая ненадобность РЛС (отслужила «старушка» свое) и дороговизна ее содержания. Хотя в 2014 году, когда документ был подписан сторонами, РЛС «Балхаш» была более чем актуальна. И вот через каких-то шесть лет ее функцию, как считается, с гораздо большей эффективностью, будет выполнять станция «Воронеж-М» под Орском.
 
По разъяснению военных экспертов, она способна обнаруживать цель на расстоянии более 6000 километров,  что в три раза превышает возможности РЛС в Казахстане. Модернизированная станция работает на обнаружение космических и аэродинамических целей, включая крылатые и баллистические ракеты. Это — краткая характеристика «Воронежа».

Отказ от «Балхаша» хоть и означает, что противовоздушная оборона России больше не зависит от Казахстана (хорошо это или плохо?), однако не подразумевает отказа от сотрудничества Москвы и Нур-Султана в области обеспечения ракетной безопасности. То есть РФ будет передавать Казахстану данные системы предупреждения о ракетном нападении.

Заметим, что в последние годы Россия форсировано совершенствует радиолокационные станции на своей территории (Орск, Армавир, Барнаул), формирует полки противовоздушной  обороны мобильного резерва в различных регионах страны. Соответствующая практика охватывает и Сибирь с Дальним Востоком.
 
Между тем существует мнение, что Москва, с политико-стратегической точки зрения, должна оставлять за собой те или иные объекты военного назначения, дислоцированные вне российской территории. То есть сторонники «баз за рубежом» выход оттуда считают чуть ли не трагедией и потерей, как минимум, военно-политического влияния России. Но вспомним  — это не первый случай вывода из эксплуатации российской РЛС, находящейся  на постсоветском пространстве: в 2012 году была прекращена работа станции «Дарьял» в азербайджанской Габале, и никаких трагических последствий для Москвы не последовало.
 
Радиолокационные станции — очень «сенситивные» объекты, и если есть возможность использовать их на собственной территории — оно и лучше, поскольку «принимающая» страна в критические моменты, связанные с политическими перипетиями, конъюнктурой и оборонными интересами, будет преследовать собственные цели. И вряд ли Казахстан можно считать гарантированным исключением из этого правила.
 
Кроме того, содержать военные объекты за рубежом — удовольствие дорогостоящее и может быть оправдано лишь крайней необходимостью «страны-держательницы» базы, и принимающего ее государства. «Россия — щедрая душа», и с расходами на «заграницу» не считается — в том случае, если политические, военные, финансовые и иные вложения вернутся ей солидными дивидендами (чего зачастую не происходит). Но, надо думать, и Москва стала экономить. Уж не с Вашингтона ли она взяла пример, распихавшего в свое время военные базы, где надо и не надо, а ныне — выводящего их из других государств. Свежий пример — Германия. «Жадный» Трамп экономит не только деньги, но и множество иных ресурсов, необходимых для содержания баз за рубежом. В общем, рано или поздно они становятся головной болью.

Так стоит ли устраивать трагедию из закрытия российской РЛС в Казахстане? Вряд ли. Свое южное направление Россия надежно прикрыла четырьмя современными РЛС, и, как разъяснил госдумовцам замминистра обороны Николай Панков, «Балхаш» стал «избыточным». А что же Казахстан? Как отразится закрытие РЛС на его безопасности и безопасности государств Центральной Азии и Евразии в целом?
 
Если принять во внимание, что в 2013 году Россия и Казахстан создали Единую региональную систему противовоздушной обороны, то «в случае чего» Россия подсобит соседу и соседям, если это будет входить и в ее интересы тоже. А если — нет? То есть на случай резкого изменения внешнеполитического курса Нур-Султана, совершенно не исключенного в среднесрочной перспективе. Так что, может статься, Россия напрасно одарила Казахстан в прошлом году зенитно-ракетными комплексами С-300ПC и более 170 ракетами к ним. А также — но уже по внутренним российским ценам — передала РК, в рамках договора о военно-техническом сотрудничестве, истребители Су-30СМ, военно-транспортные вертолеты Ми-171Ш, боевые вертолеты Ми-35 и прочее.
 
Тут стоит напомнить, что Казахстан, как и Россия, является членом ОДКБ, так что никакой «милости» со стороны Москвы нет, хотя она прикрывает, в контексте противовоздушной обороны, практически все СНГ. Не углубляясь в технические характеристики «Воронежа», понятные до конца только военным специалистам, подчеркнем: РЛС одноименного поколения, и это является едва ли не главной их «фишкой», можно быстро собрать и развернуть в местах требуемой дислокации. И вообще ими будут заменены все станции, построенные в советское время.
 
Но как насчет пришедшихся на «после СССР»? Речь, в частности, идет о двух российских РЛС, дислоцированных в «плохо» ведущей себя Белоруссии. Свернет ли Россия за «ненадобностью» РЛС «Волга» в Минской области (дальность обнаружения — 4 800 км) и узел связи «Вилейка» (радиостанция «Антей»), обеспечивающий связь с атомными подлодками на расстоянии более 10 тыс. километров? Оба объекта находятся, вместе с землей, в 25-летнем пользовании России. По мнению некоторых военных экспертов, «Воронеж» вытеснит и их, теряющих свое, так сказать, «критическое значение».
 
Что же касается не критического с военной точки зрения, а имеющего компоненту зависимости Белоруссии от российского «дурного» влияния, вот это уже совсем другой вопрос. Равно как и вопрос некоторого освобождения Москвы от капризов и претензий Минска, который может — по настроению — разрешить или не разрешить России одно, другое или третье. Если РЛС в Белоруссии будут свернуты, то формально в роли просительницы своей безопасности будет выступать она сама.
 
Ирина Джорбенадзе

Источник: rosbalt.ru