1) Чем резвее уйдет Лукашенко и чем спокойнее будет транзит власти и новейшие выборы, тем резвее начнется восстановление опосля спада, вызванного деятельностью Лукашенко в августе–сентябре 2020. Беларусь — малая страна, но экономические утраты 3-х месяцев уже весьма значительны — тыщи профессионалов ИТ-сектора и 10-ки компаний покинули страну. Это ветвь, которая давала в крайние годы 50% всего экономического роста в Беларуси. На данный момент разгром ИТ-сектора — наикрупнейшая текущая неувязка, которая не закончится до ухода Лукашенко.

2) На больших заводах идет, практически, ползучая стачка. Хотя создание не остановлено вполне, выпуск меньше — люди, которых принуждают работать из-под палки, не способны работать в настоящем режиме. Это не таковая уж большая утрата для ВВП, поэтому что почти все большие компании убыточные — угроза тут в потере настоящих доходов работников. Это основная причина, почему новенькому правительству необходимо будет сходу же мыслить о соц гарантиях. Не поэтому, что это политически популярно (хотя это популярно), а поэтому что неважно какая масштабная реструктуризация будет ударом по совокупному спросу. Средства, которые Лукашенко растрачивает на силовиков и пропаганду — источник средств для соц гарантий.

3) При проведении приватизации нужно учесть (грустный) русский опыт. Приватизацию отлично может провести лишь мощное правительство (в том числе владеющее мощной правоохранительными органами). Если Лукашенко выдержит еще, не дай Бог, длительно, он оставит страну не только лишь в глубочайшем экономическом упадке, да и с совсем разрушенными госструктурами. В таком случае приватизация не обязана быть срочной.

4) Беларуси нужны не попросту отличные дела с Россией, они должны быть всеполноценно институционализированы. Лукашенко употреблял их для укрепления своей власти, а они должны работать на пользу белорусской экономики. Больше прозрачности и долгосрочности в договоренностях с Кремлем, связей с большими и средними инвесторами.

Константин Сонин, экономист

Источник: rosbalt.ru