Что касается Тесака и его самоубийства…

Не могу сказать, что я к этому человеку испытывал чего-то, кроме отвращения.

При этом, во-первых, я не верю в версию самоубийства, потому что вообще не верю нашему государству, а тем более ФСИН. Вот все наоборот: если они говорят, что сейчас ночь, — значит день; если самоубийство — значит надо возбуждать дело об убийстве. В СИЗО Челябинска он был во время этапа в Москву, один в четырехместной камере, потому что буйный.

Во-вторых, карательному аппарату пофигу, кого ломать. Посмотрите на Стомахина, например, с видом тяжело больного человека. Наказание — лишение свободы, но в у нас, как в ГУЛАГе, главное наказание — унизить и перемолоть человека, подавить его, сделать инвалидом.

Поэтому версия об убийстве должна проверяться как основная.

Кирилл Шулика, публицист

Источник: rosbalt.ru