Смена главы МВД совсем не гласит о том, что Лукашенко «раскаялся». Он продолжает созодать ставку на силовиков, только временами их перетряхивая.

Не тайна, что Лукашенко любит камуфляж и людей в таковой одежке.

Главной новостью денька в Белоруссии за прошлый денек, 29 октября, стала смена управления МВД Белоруссии — министерства, которое опосля президентских выборов невольно сделалось «системообразующим» для сегодняшней белорусской власти. Александр Лукашенко снял с должности министра внутренних дел Юрия Караева.

Новеньким главой МВД стал 45-летний генерал-майор милиции Иван Кубраков, ранее возглавлявший минскую милицию (ГУВД Мингорисполкома). Это символичное предназначение: конкретно в Минске на ОМОН, СОБР и остальные подразделения милиции легла основная тяжесть защиты власти Лукашенко от сотен тыщ недовольных манифестантов. Вообщем, доходило до того, что на улицы с дубинками в руках приходилось выводить и следователей, и участковых, не говоря уже про курсантов Академии МВД.

Вообщем, до сего времени Иван Кубраков был человеком непубличным, и сказать о нем особо нечего. А вот отправленный в отставку (переведенный на другую работу) Юрий Хаджимуратович Караев успел стать фигурой довольно одиозной. Выходец из Осетии, он закончил Саратовский военный институт внутренних войск МВД РФ, в Белоруссии управлял внутренними войсками. Другими словами это был министр, вначале «заточенный» не на расследовательскую работу, а на «держать и не пущать» — просто его лишь этому и учили. А намедни собственной отставки Караев отметился вереницой звучных заявлений, изготовленных на муниципальном телевидении, свидетельствующих о том, что он ни о чем не жалеет.

«Я не могу для себя представить, что бы вышло, если бы умер хоть один из [милицейских] офицеров, которые удержали бы других от предстоящей эскалации беспощадности. Тогда и те, кто этого не осознавал, уже лежали бы в земле. Мы пошли по самому легкому варианту, когда через три денька [9-11 августа] успокоились и они [протестующие] уползли с улиц», — произнес он в большенном интервью.

Также, по его словам, участники массовых митингов готовы использовать против милиции «боевые рогатки». И не только лишь рогатки. 1-го из арестованных участников протестов Караев обвинил в подготовке хим атаки: «В чем он был увиден? Поставка тех же пестицидов, средств защиты растений, с попытками взяток. Мы все докажем. … Он на ладошки, этот любитель пестицидов. К слову, он планировал разогнать ядохимикаты от хоть какой многоэтажки до боевых порядков ОМОНа и внутренних войск. Отлично, он ответит».

Также тогда еще работающий министр внутренних дел был убежден, что силовики имеют право врываться в квартиры людей, которые укрывают у себя участников митингов протеста: «Во-1-х, согласно закону сотрудник милиции имеет право войти в комнату, если у него есть достаточные основания считать, что в ней прячется лицо, совершающее грех. А во-2-х, откуда мы знаем, что они просочились в квартиру собственных поклонников либо просто ворвались к благонамеренным гражданам? Мы должны это приостановить».

При Юрии Караеве милицейские репрессии в Белоруссии достигнули собственного пика. Как сказал генпрокурор Андрей Швед, за время акций протеста было возбуждено 657 уголовных дел. Обвинено 200 человек, в трибунал передано 70 дел, уже рассмотрено 9, большая часть приговоров — лишение свободы.

Не считая того, во время протестов было задержано наиболее 16 тыс. человек, большая часть из их получили штрафы либо административные аресты. Также большущее количество белорусов уже лишилось работы из-за роли в протестах, почти все (наиболее 13 тыс. лишь по официальным данным) были обязаны уехать в Литву, Польшу и Украину. В конце концов, несколько человек пропали без вести в 1-ые деньки протестов, кое-кого отыскали — мертвыми. Судьба еще нескольких человек неведома, но слухи прогуливаются самые наизловещие.

Отметим, что смена управляющего МВД только продолжила перестановки в силовых структурах. За два месяца острого политического кризиса Лукашенко стопроцентно обновил управление МВД, КГБ, Комитета госконтроля, Генпрокуратуры и Совета сохранности. Вослед за за подменой Караева Лукашенко занялся усилением контроля над регионами. В тот же денек он провозгласил новейших помощников по Гродненской, Брестской областям и Минску. Так, ассистентом президента (инспектором) по Брестской области назначен экс-глава КГБ, а сейчас госсекретарь Совета сохранности Валерий Вакульчик. Лишь что отправленный в отставку Юрий Караев назначен на подобающую должность по Гродненской области, а Александр Барсуков (замминистра внутренних дел) — в Минск.

Встречаясь с новоназначенными ассистентами по областям страны и столице, Александр Лукашенко нежданно заговорил о новейших, «других» методах обеспечения публичной сохранности. (В нынешнем белорусском контексте крайние три слова в выполнении главы страны означают «угнетение протестов».) Говоря о массовых несанкционированных акциях, белорусский президент произнес, что в главном «шатаются по улицам» в Минске, но успокаиваться не нужно и в регионах.

Лукашенко напомнил своим новеньким ассистентам, что они могут впрямую завлекать войска для решения задач на местах: «Десантно-штурмовая бригада в Бресте на это нацелена по закону. И большущая мотострелковая бригада развернута в Гродно. Это опора ваша и силовиков, губернаторов там. Силовая составляющая. Я это открыто говорю и не прячу. Все должны это осознавать».

Также, по словам начальника Белоруссии, все его помощники-силовики должны вести взаимодействие с министерством обороны, МВД и КГБ. «В особенности с Минобороны. Чтоб вы лицезрели, слышали и соображали, что происходит на границе и за границей. Чтоб вы впору меня проинформировали. И если необходимо вас подпереть вооруженными силами, как это было в летнюю пору, мы это создадим. Это в моей компетенции. И помощь управлениям КГБ и МВД на месте».

Это, меж иным, весьма принципиальное заявление. Ведь на местах есть собственная власть — главы областных исполкомов, которых также назначает лично Лукашенко. Но послевыборные действия проявили, что эти люди очень очень соединены с местными региональными элитами, и полагаться на их недозволено. Так, губернатор Гродненской области в августе совершенно чуть сам не перебежал на сторону протестующих. Пришлось срочно его снимать и назначать на эту должность экс-министра здравоохранения.

Сейчас Лукашенко, выходит, решил продублировать обычную вертикаль власти специально назначенными из Минска преданными ему лично силовиками. Сразу напомнив главам областей, что в случае необходимости армейские подразделения будут подчиняться президентским ассистентам.

2-ое заявление, прозвучавшее на той же встрече: предложение сделать вооруженные «группы поддержки» силовых структур. Народные дружины, считает Лукашенко, «в конце концов должны встрепенуться и защищать — не нужно страну, мы с вами — генералы и остальные люди, омоновцы, внутренние войска, армия — обеспечим защиту страны. Пусть обеспечат защиту собственных домов». По воззрению «бацьки», в ряды дружинников, чтоб те отказались от формальной работы, нужно набирать экс-силовиков: «Почему не привлечь нам, прямо до вооружения, в эти летучие отряды бывших военнослужащих? Они могут нам здорово посодействовать».

Приехали. Пока аналитики пробовали осознать, по какой модели в Белоруссии пойдет транзит власти — «азербайджанской» либо «казахской», — все наиболее разумеется, что действия развиваются по «венесуэльской» модели. Предложение Лукашенко перевоплотить в настоящую силу, вооруженную и провластную, «дружинников» с привлечением в их ряды отставных силовиков, — это ровная аналогия с т. н. «колективос». Так в Венесуэле именуют вооруженные то ли банды, то ли отряды леворадикалов, которые интенсивно поддерживают Николаса Мадуро, устраивают экзекуции над активистами оппозиции и контролируют до 10% местности страны, подменяя там собой центральную власть и полицию.

Продолжая аналогии с Венесуэлой: у Белоруссии скоро может показаться собственный Хуан Гуайдо. 31 октября состоится Глобальный конгресс белорусов, на котором, быстрее всего, Светлана Тихановская будет официально названа государственным фаворитом. Все идет к тому, что опосля этого ее в таком статусе «утвердят» европейские страны и США.

Пока же обстановка продолжает накаляться. Вечерком четверга белорусские пограничники нежданно закончили пропускать в страну собственных же сограждан, едущих из Литвы, Польши и Украины. Без каких-то разъяснений просто заворачивали вспять. В итоге тыщи людей просто застряли на програнпереходах меж 2-ух границ. Через несколько часов было объявлено, что пропускать людей закончили «в связи с эпидемиологической ситуацией». Еще спустя некое время — отдельные группы белорусов все же начали пропускать, но ситуация остается неразрешенной до сего времени.

Вячеслав Гордиенко

Источник: rosbalt.ru